Счастье возможно! Говори!

-Что за чушь вы несёте? Весь ваш отчёт – детский лепет на зелёной лужайке. Я с первых пяти минут доклада понимаю, что о серьёзной работе вашего отдела и речи быть не может! И с такими результатами я бы, на вашем месте, вообще не решился  выходить и выступать.

Примерно так, презрительно и раздраженно, при всём отделе, чеканит обвинительную  речь начальник в адрес своего подчинённого.

А подчиненный в ответ на унижение  перед всеми – молчит… Молчит, опустив глаза. Обидно. Стыдно.  Молчит, понимая, что работа эта ему нужна, и что с начальством не спорят, и что заговорить сейчас – означает подписать себе «смертный приговор».

– Говори, пожалуйста, немножко  тише. На нас уже люди оглядываются.

–  Ты достала меня! Тебе постоянно всё не так! Я веду себя нормально! Я не ругаюсь здесь матом!  А если кого-то что-то не устраивает – это его проблемы! – громко, на весь банк, отчитывал муж свою жену.

А жена молчала…  Молчала, опустив глаза. Заговорить сейчас, защищая себя – означает подписать себе «смертный приговор»…  Молчала, потому что было стыдно, что с ней так можно… при людях… И ей хотелось, чтобы этот стыд поскорей закончился. И, как всегда, по привычке она сделала вид, что всё в порядке, что это он шутливый просто такой у неё… Она стала украдкой смотреть на людей вокруг, пытаясь определить их реакцию на происходящее. Она ловила их взгляды и нелепо, наигранно улыбалась в ответ.

Молодой мужчина лет 35-ти, крупный, с красным, не то загара, не то от ярости, лицом, со всей силы швыряет солнцезащитные очки прямо в жену, шипит что-то злобное сквозь сжатые зубы, демонстративно разворачивается и уходит. У неё в руках коляска с малышкой лет четырёх, рядом ещё две девочки чуть постарше. Воскресная прогулка по старому  июльскому Киеву всей семьёй, мягко сказать, не удалась. Дети начинают плакать… Старшая просит: «папа, не уходи». В глазах детей – буквально ужас. Так велико, наверное, было желание хотя бы на несколько часов ощутить себя частью счастливой семьи, и всё так жестоко рушится. В одно мгновенье. Когда они опять видят тупую хамскую жестокость. Им страшно даже не столько от того, что он сделал по отношению к маме, сколько от того, что он уходит… От них…  Он – неумолим.

Жена молчит…  Собирает зачем-то стёкла, выпавшие из оправы на брусчатку… Пытается  успокоить детей… Снова молчит… Потому что привыкла… Потому что больно…  Внутри больно… Мимо идут люди… Мимо иду я… И у меня внутри всё начинает разрываться от боли… за неё, за этих детей…

 

Так почему же мы молчим?!!!

Причин много. Сейчас – о  некоторых из них.

Причина номер один. Нас приучили молчать. Так безопасней! Так ты – хороший!   Ведь как бывало в детстве у многих – когда ты хороший? Когда не мешаешь. Уроки проконтролированы, воспитательные десять минут проведены, накормлен – НЕ МЕШАЙ! Дай покой родителям, измождённым работой, выяснением отношений  и жизнью в целом! Иногда не мешай, потому что появился на свет недавно твой младший брат или сестра. Причём правильно не мешай. Не мешай с книгой в руках, с альбомом для рисования, с веником или пылесосом, а не с гаджетом перед глазами. Но условие, в целом,  одно – исчезни с поля зрения! И – молчи.

Вот ведь проблемка-то какая! Помните, в пирамиде человеческих потребностей у А. Маслоу  ключевая необходимость – «быть принятым»? Эта потребность, потребность в любви и внимании занимает третий уровень. Ты бежишь к мамке: «Мам, посмотри, что я нарисовал, написал, слепил! Мам, а почему так часто бывает, что…?  Мам, а зачем у бегемота …?». А мама, едва отодвигая трубку своего телефона от уха, бормочет что-то невнятное, что-то среднее между «да, я вижу» и «да, я вижу, я занята, потом». Но «потом» не наступает…

Ты делаешь попытку за попыткой вырвать мгновенье внимания к себе сначала «хорошими» поступками. Потом многие переключаются на «плохие». Чаще на уровне подсознания.  Начинается бойня. Бойня за внимание. Отчаянная драка за право «быть принятым». Этот третий этаж пирамиды А. Маслоу разрывается в тебе воплями охранной сигнализации: «Я есть! Я существую! Замечайте меня! Любите меня! Дайте мне внимание!  Иначе я буду плохим! Или еще круче – заболею! И тогда вы обязательно начнете уделять мне свое время, внимание и любовь!»

Дети становятся «плохишами» или заболевают. В ответ на это они получают такую необходимую для них дозу внимания и любви. Таким образом, родители начинают активно включаться в увлекательный  сценарий игры, который для них придумали их дети, в ответ на родительский неосознаваемый клич: «Не мешай, молчи!»

Но некоторые «предки»  так и остаются непреклонными. Они не реагируют на сигнализацию. Они её игнорируют. Либо специально, либо вынужденно… Они по-прежнему не уделяют ребёнку должного внимания.  Плохо себя ведёшь – а мне всё равно, или – мне некогда еще и об этом думать, мне воспитывать тебя некогда, я деньги зарабатываю.

– Он у вас вообще не учится!

– Да, такой он у меня, а что я могу?

А если тебе плохо, ребёнок,  – есть больницы. Ты хочешь туда? Так что думай – болеть или нет.

И тогда ребёнок выполняет негласный призыв родителей «не мешай, молчи». Потому что это единственный способ оставаться «принятым». К тому же всё еще актуальной остаётся базовая потребность в безопасности и поэтому – «Да здравствует поколение компьютерных детей»!  Вскоре такой ребенок провозглашает лозунг, который так болезненно бьёт по нервной системе его родителей – «Оставьте меня в покое!» Круг замыкается. Цель достигнута! Ребёнок больше не мешает и … молчит! Он сидит за закрытой дверью, он «ушел» в игру, в компьютер, в телефон. И хотя всё получилось, так как хотелось, родителям вновь неспокойно…

Итак, молчать – полезная приспособительная привычка! Молчи, а то схлопочешь! Молчи – это так классно! Эта привычка вырабатывается в таких условиях, когда говорить бессмысленно, и даже порицаемо. Потому что твое мнение никому не интересно! Не нужно! Ты – мешаешь…

Причина номер два. Я молчу, когда говорит главный. А я – не главный. Везде! «Я говорю – ты молчишь!» Еще один аспект проблемы семейного воспитания.  В сценариях агрессивных соревнований детства сильный имеет право говорить, слабый – должен в это время молчать. Сильный и главный – кто? Тот, у кого власть! Власть у родителей. Либо у одного из родителей. И тогда я, как ребёнок, чётко запомню: «главный – говорит, неглавный молчит». Ведь сколько раз в детстве я слышал в свой адрес: «твой номер восемь, когда надо – тогда спросим»?  Я усвою эту схему, а потом буду переносить её всю оставшуюся жизнь на всех людей, кого моё сознание и подсознание сочтут главнее меня. Итак, если рядом со мной «главный» – я приму «позу подчинения» и буду молчать.

И теперь у меня есть два интереснейших сценария развития. Первый:  я буду стремиться стать главным, потому что у главного сила, у главного власть, у главного право голоса.   Второй: мне так понравится не быть главным, что я захочу таким и остаться. Потому что это удобно. Прав, конечно, меньше. Но и ответственности никакой. Ты ж не главный. И потом мне может показаться такая роль в какой-то степени даже привлекательной, благородной – быть не главным, быть в тени,  или даже быть жертвой. В этом есть какая-то романтика.

А теперь постарайтесь быть честными с самими собой. Ведь часто мы просто приучаем людей вокруг себя к тому, что нас можно подавлять. Ведь мы сами ведём себя так, как будто говорим: «со мной так можно», «я скромно промолчу», «я лучше помолчу, главное, чтобы не слышали соседи» и т.д.  Иногда мы пробуем кричать, подавлять – но вторая сторона усиливает удар, и мы в бессилии опускаем руки: ну, вот, я уже и криком, я уже и «спокойно» – ничего не помогает.

Ох, слышали бы вы со стороны своё «спокойно» – обиженный страдальческий тон, дрожащий голос и еще много чего «спокойного», а о содержании и формулировках я вообще умолчу. И знаете причина в чем? Даже «ругаться» надо правильно, чтобы соседей ни пугать, чтобы самообладание сохранять, облик свой человеческий блюсти, и еще шанс вернуться в конструктив другой стороне всё время подавать.  А у нас в жизни примеров таких мало – как правильно, да и обучения соответствующего явно не достаёт.

Выяснять отношения, говорить достойно – надо учиться!  Не унижать себя своей же речью – наука!

На многих курсах риторики в Киеве делают видеосъёмку выступлений участников на занятиях, чтобы было с чем работать  или чтобы продемонстрировать, каких успехов добились участники за время тренинга. Я не делаю видео выступлений учеников на своих курсах по риторике.  Часто они сами по желанию записывают друг друга. Уверена, что записывать надо ссоры в домашних – полевых условиях. Вот там – целый океан причин не просто идти – бежать на курсы риторики.

Итак, проблема, как всегда, в нашей голове. А теперь сравните: «я – начальник  – ты дурак» и «Я начальник – ты руководитель отдела маркетинга». Разницу понимаете? Давайте еще: «Я – муж, ты – подчиняйся» и «я – глава семьи, а ты – моя умница!» Разницу постигаете? Еще: «я – мама, и ты должен слушаться меня во всём, из нас двоих я – права всегда» и «я – мама и твоё мнение для меня очень важно; я люблю разговаривать с тобой; мне нужны твои советы; ты удивительно нестандартно мыслишь; я могу говорить с тобой часами; помоги мне разобраться вот в чем; доверься мне сейчас – у меня «чуток» опыта больше».  Надеюсь теперь – понятно?

С детства не усвоена схема «Я главный на своем месте, ты – главный на своем». Вместо этого – во многих живёт примитивная  «Я главный, начальник, говорю. А ты – подчинённый, поэтому дурак, поэтому – молчи».

Мой преподавательский, тренерский опыт работы на курсах риторики доказывает: если человек нигде не ощущает себя главным – ни в семье, ни на работе, ни с друзьями – он плохо говорит.

Причина номер три. Говорить стыдно – потому что речь моя не развита. Исходя из причин первой и второй, нормальной разговорной практики у меня – никакой. Книжки читать мне некогда, да и неинтересно, риторику мне в школе не преподавали. Поэтому речь у меня, ребята, не развита. Начну говорить – загнобят! Потому что не умею я «красиво» говорить.

А если главный скажет – говори! Я скажу, что не умею. Ведь проще сразу обесценить себя самостоятельно, чем переживать стыд, когда это обесценивание сделает другой. Ведь проще сказать себе и другим – судьба у меня такая, чем начать делать всё возможное, чтобы наладить свою жизнь. Проще сказать себе и другим: «Щас, курсы риторики я буду посещать! Я чё – говорить не могу?»

Трагизм в чем: говорить умеют, а сказать не могут!

Итак, ок, гугл! «Курсы риторики Киев».

Мы будем тренироваться. Тренироваться – не разрушать словами, а созидать. Мы будем тренироваться, как правильно конфликтовать и мириться.

Мы научимся тому, как можно выразить себя и не быть при этом уволенным.

Мы будем  учиться отвоёвывать по сантиметру ваше личное пространство у других, которым вы добровольно его сдали…

А вы говорите – не нужна риторика… Да как воздух нужна! Речь – выражение себя. Выражай себя! Ты – существуешь! Выражай себя достойно! Выражай себя правильно!

Освой привычку говорить! Почувствуй себя главным! Действуй как главный! Развивай речь!

Так ведь хочется, чтобы «молодой мужчина лет 35-ти, крупный, с красным, не то загара, не то от слёз, лицом» остановился внезапно, развернулся, подбежал к своей семье и обнял их, четверых, своими огромными ручищами, нежно прижал к себе и сказал:

–  Ты – права! С этого момента я обещаю – мы будем самой счастливой семьёй на свете. Простите меня… Я – идиот! Но я люблю вас, родные мои… И я сделаю всё, чтобы вы были счастливы. Всегда!

А знаете, как дети и женщины умеют прощать… Потому что безоговорочно верят, что счастье всё-таки возможно!

 © Елена Берещук


Нравится статья? Поделитесь с друзьями!

Быстрая заявка на тренинг. Поля помеченные * - обязательны для заполнения

Информация и регистрация: (073) 151-65-65, (067) 844-65-65, (095) 774-65-65

×